Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Мнение

ПОСЛЕ БОМБЕЖЕК ИЗ ПОДВАЛА ВЫШЛА СЕДОЙ

К Зое Васильевне Мухиной, пенсионерке из Лукоянова, приехали самые родные и желанные гости - сын Виктор с женой Оксаной, проживающие в Донецкой народной республике, в одном из районов Донецка. Зная интерес народа к жизни в ДНР, она позвонила мне. Как не узнать из уст очевидцев всю правду о трагедии наших братьев?

 

ПОДВАЛ - УКРЫТИЕ ЧИСТО ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ

День начала гражданской войны супруги Мухины помнят точно: 7 июля 2014 года украинские силовики вошли в Моспино, район города Донецка, а ровно через месяц был первый обстрел. Виктор работал в Днепропетровске, за триста километров от дома. Мобильной связи с ним не было. Оставшиеся дома Оксана, ее мама, Валентина Михайловна, сын Виталик и собака оказались под бомбежкой. Оксана рассказывает:

- Наше Моспино всего в семи километрах от Илловайска. В тот день я была у подруги. Обстрел начали днем, в обед: завыли сирены, загрохотали взрывы. Как в войну! Сразу побежала домой. Били не только по блокпосту, в который, кстати, не попали. Попали в автостанцию, разбили хлебозавод. Ночью ответили ополченцы, грохот стоял оглушительный. При обстрелах мы прятались в подвалах. «Грады» бьют так страшно: кругом все гремит, трясется, песок сыплется. Подвал - чисто психологическое укрытие. Разбили наше Моспино: угольную шахту - в пух и прах, огромная дыра в первой школе, вторая вообще без третьего этажа. Учиться наши дети пошли только в октябре, когда школу восстановили.

Виктор добавляет:

- Так страшно, наверное, не бомбили даже в Великую Отечественную: тогда еще не было огромных орудий и снарядов. Один, выше человеческого роста, залетел в наш сарай и не взорвался. Я его сразу укрыл и спрятал.

- Зачем? - не выдержал я. - Это же опасно!

- Как зачем? На память, для истории.

В подвале Оксана сидела с иконой в руках, вспоминала и читала все молитвы, которые знала. Из убежища она вышла полностью седая. Молодая женщина сорока лет вынуждена теперь постоянно красить волосы.

Военные Украины сообщили: «Моспино больше нет: уничтожено».

- На нас тогда нацелили 50 «градов», - продолжает Оксана. - Хорошо, что их вовремя выследили разведчики: стрельнули по ним и все смертоносные орудия уничтожили. Обстреливали нас и зажигательными бомбами. Они расцветают при взрыве яркими огнями, как салют, а потом дома полыхают. Сама видела эту картину: горят сразу 15 домов!

 

«ВСЕ ОНИ ОДИНАКОВЫ»

Сейчас Виктор трудится в Днепропетровске, вотчине Коломойского. Это территория Украины. На работу из Донецка, где он живет, у Виктора пропуск через несколько блокпостов. Спрашиваю его:

- И что же, в Украине все горой стоят за Порошенко?

- Из всех моих знакомых никто не выступает за президента, Яценюка и Коломойского. Мужики их ругают и говорят: «Да все они одинаковы! При Януковиче была хоть какая-то стабильность, а этот поворот к Западу только в интересах олигархов. Таким образом они свой бизнес развивают».

А про Вооруженные силы Украины Виктор добавляет:

- ВСУ воюют по обязанности. Они сами рассказывали: «Популяем - и разбежимся». Постоянно ведут боевые действия разные батальоны, но больше всего «Правый сектор» - эти упертые, убежденные, готовы сутками в окопах сидеть. Одного из них люди видели: и руки уже нет, а другая постоянно с пальцем на спусковом крючке.

- А сейчас как, стреляют?

- Сейчас обстрелы реже. Больших орудий уже нет, но единичные остались. Снаряды бьют в Киевский и Куйбышевский районы Донецка. Больше стреляют минометами и гранатометами. От обстрелов до сих пор страдает аэропорт, Петровский район Донецка, разрушены и разграблены Пески, сильно пострадали Горловка и Марьинка.

- От обстрелов опустело наше Моспино - все разбежались, уехали, - сокрушается Оксана. - Идешь по улице - и нет никого. Страшно! А если и встретишь прохожего, так обрадуешься, как родному: «Здравствуй, здравствуй!» Хотя и не знакомы, даже не виделись раньше. Недавно поставили у нас памятник погибшим горожанам.

- А храмы в вашем районе есть? - спрашиваю Оксану.

- Есть, церковь Петра и Павла. В нее попал снаряд от «Града», в окно влетел, в пол воткнулся и не разорвался. При этом даже икона, выставленная рядом, не упала.


НА «ГУМАНИТАРКУ» МОЖНО ПРОЖИТЬ

- Кто, кроме русских, оказывает вам гуманитарную помощь? Доходит ли она до вас? - задаю вопрос Оксане.

- Хорошо помогает Ринат Ахметов. Из всех украинских миллиардеров гуманитарную помощь оказывает нам он один. Внушительный пакет предназначается для всех, кому за 60, беременным женщинам и детям. Из России идут макароны, рис, гречка, тушенка, сахар, мука, масло, много строительных материалов, шифер, стекло. Распределение очень хорошо наладили. Раньше длинные очереди были, а теперь получаешь бумажку с датой и временем и забираешь положенное без всякой очереди. Моя мать получает российскую «гуманитарку». На нее, в принципе, можно прожить и без пенсии - с голоду не помрешь.

- Чьи товары у вас в магазинах?

- Украинских очень мало, больше российских, есть и белорусские.

- А такие деньги в ходу?

- Гривны уже практически нет, теперь у нас рубли везде. Учебники в школы привезли российские, милиция стала полицией.

Виктор получает две пенсии: украинскую в гривнах (ее он заработал на Украине) и от ДНР - в рублях:

- Наш руководитель Александр Захарченко сказал: «Если вы проголосовали за свою республику, если мы ее организовали, то я вам плачу нашу республиканскую пенсию. Это уж ваше дело, где еще и какую пенсию вы заработали и получаете. Мой совет: сдерите с Украины побольше денег». Две мои пенсии в сумме - всего семь тысяч рублей. Пенсии у нас маленькие, а есть люди, живущие вообще без них.

- Какие цены в ваших магазинах?

- Примерно такие же, как у вас. Лекарства очень дорогие, в Украине они в разы дешевле, поэтому там мы и стараемся закупать необходимое.


ВСЕ УСПОКОИТСЯ!

- Какой жизни вы желаете себе и своей республике? Что планируете? - спрашиваю.

- Жить дальше и никуда не переезжать, - отвечает Виктор. - Уж если пережили постоянные бомбежки, то и редкие перетерпим. Как гремело в Чечне, а сейчас живут неплохо. Вон как обустроились! И у нас когда-нибудь все устаканится.

- Какие проблемы для вас самые острые?

- С бензином плохо: заправляют по 50 рублей за литр. Дорого, но и такого дорогого не хватает. За неделю записываемся в очередь на бензоколонках. Привезли бы нам в гуманитарном грузе бензинчику за наш уголь. Мы торгуем антрацитом из Луганской области и с Россией, и с Украиной.

- Где хотите жить: в отдельной республике ДНР, или вместе с Луганском в Новороссии, или в составе России?

- Нам бы хотелось жить федерацией в составе Украины. Но в составе нашей, прежней, родной Украины, а не нацисткой и бандеровской. Может, как живет сейчас Абхазия...

С собой Мухины привезли местную газету. На первой полосе в интервью журналистов с главой ДНР Александром Захарченко первый вопрос: «Что происходит на линии фронта?» Вот тебе и мир! Украинская сторона продолжает стягивать технику и вооружение, причем армейские подразделения меняются на нацбатальоны и части «Правого сектора». Надежды на продолжение Минских переговоров все меньше, а уверенности в том, что будут боевые действия, все больше. Захарченко говорит в интервью: «В случае нападения на ДНР вы можете забыть о ныне существующей линии разграничения, она пройдет там, где мы посчитаем нужным. А свое население я хочу успокоить: к отпору врагам мы готовы».

Донецкая республика названа народной не просто на словах - никаких миллиардеров и олигархов у власти. Массово и широко действует общественное движение «Народная республика», которое поверяет работу всех предприятий: от промышленных до сферы обслуживания и имеет во всех городах республики 24 общественные приемные. Есть свой орган печати - ежедневная газета «Донецкая республика», выходящая огромным тиражом в 100000 экземпляров. Работает «Народный контроль», который следит за всем: от цен на лекарства до отпуска дефицитного бензина на заправках.

Александр КРЫЛОВ
Фото автора

Категория: Мнение | Добавил: hudRed (01.03.2016)
Просмотров: 291
Всего комментариев: 0
avatar